Церковь и Образование - Визардиум
  Воскресенье, 11.12.2016, 14:49


Главная
Регистрация
Вход

Приветствую Вас Гость | RSS  
Чем заниматься в свободное время в Москве? Трудно поверить, но досуг в москве очень популярен.

[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Визардиум » Общий Раздел » Философия » Церковь и Образование
Церковь и Образование
Ledi_IndigoДата: Вторник, 04.09.2007, 02:21 | Сообщение # 1
Тёмная Леди
Группа: Адепты
Сообщений: 886
Статус: Offline
Исторический опыт взаимоотношений
христианской религии и системы образования

Вряд ли кто возьмется сегодня оспаривать историческую взаимосвязь и влияние православного христианства на систему народного образования. Однако, какой знак - плюс или минус - можно поставить в качестве оценки таковых процессов?...

В начальных школах, появившихся в России в XVII веке, основными учебниками являлись Псалтирь, Часослов и другие богослужебные книги. Первые азбуки так же были созданы на основе церковных текстов. Таким образом, первоначальное обучение грамоте было неразрывно связано с усвоением православного вероучения.

Все заведения типа средних школ так же находились в ведении православной церкви. Основу учебных программ в них составляли богословие, грамматика и языки, изредка - основы математики. В результате выпускники получали богословско-филологическое образование.

Однако церковь не слишком пеклась о подготовке квалифицированных священнослужителей. Еще меньше ее волновало распространение образования. Поэтому до 40-х годов XVII практически отсутствовали заведения типа средних школ. А в 40-70-х годах их известно всего одно или два в окрестностях Москвы.

Из начальных монастырских школ того времени наиболее известными были три - в Чудовом, Андреевском и Заиконоспасском монастырях. Причем только первая была основана на церковные деньги. Вторую создал Ртищев, фаворит царя Алексея Михайловича. А третья, известная в литературе как государственная, была открыта на средства Посольского приказа. Наглядное представление о контингенте тех школ дает тот факт, что в этой последней школе у единственного учителя в 1664-65 г.г. обучались три ученика.

В результате реформ в православной церкви в первой четверти XVIII века был принят Духовный регламент, согласно которому в каждой епархии должна была быть открыта школа при архиерейском доме. К 1727 году существовало уже 46 таких школ с тремя тысячами учеников.

В отличие от государственных цифирных школ, наблюдение за ними было поручено не светским, а духовным властям. Занятия вели в них преимущественно местные церковнослужители. Со временем часть таких школ была преобразована в учебные заведения среднего типа - семинарии. Учебные программы в них соответствовали требованиям Духовного регламента по подготовке квалифицированных кадров для православной церкви.

Значение таких школ для просвещения весьма противоречиво. С одной стороны, они все-таки занимались распространением грамотности. С другой - готовили специалистов для более эффективного распространения религиозных догматов и подавления вольномыслия.

Московский митрополит Платон считал духовное обучение главным средством от вольномыслия. Являясь воспитателем будущего императора Павла I, он говорил ему о необходимости "прилагать всевозможные старания, чтобы подданные его были обучены закону Божьему, вдыхать им любовь к благочестию, обуздывать их стремления Божьим страхом" [1] Кроме того, он считал, что "не должно быть светское училище без молитвенного храма" [2].

В октябре 1817 г. было учреждено Министерство духовных дел и народного просвещения, состоящее из двух департаментов, соответственно по духовным делам и по просвещению. При этом первый из них имел четыре управления по делам православного исповедания, римско-католического, униатского и армянского исповедания, протестантских исповеданий и нехристианских исповеданий. Таким образом, православие было уравнено с прочими, в том числе нехристианскими, религиями.

Естественно, что в таком министерстве департамент просвещения усиленно проповедовал идею клерикализации образования. Так, влиятельная фигура в министерстве, ректор Казанского университета и попечитель Казанского учебного округа М.Л.Магницкий в специальной инструкции предлагал преподавать каждый предмет в религиозно-богословском духе. В 1819г. он провел чистку неблагонадежных преподавателей, ввел в университете курсы богопознания и христианского учения. В то же самое время в столичном университете ректор Д.П.Рунич приказал изъять из библиотеки второй том книги А.П.Куницина "Право естественное" в связи с тем, что он противоречит "истинам христианства" [3].

Реалии религиозно-образовательной системы были таковы, что до 1863 г. выпускникам семинарий был закрыт доступ в университеты. А за первые 12 лет с момента разрешения число студентов из бывших семинаристов достигло 46 процентов. Церковные власти, ошеломленные таким оттоком кадров из церкви, добились отмены этого разрешения в 1879 году.

После посещения Александром II ряда семинарий, Синод в 1860 г. замыслил духовно-учебную реформу, которая затянулась на семь лет и, в конечном итоге, свелась к пересмотру уставов и штатов учебных заведений. Единственное демократическое изменение состояло в том, что отныне ректоры семинарий избирались, а не назначались свыше. Содержательная же часть обучения претерпела изменения явно реакционного характера - из учебных планов семинарий изъяли естественные науки. Более того, исключены были даже библейская история, герменевтика, церковная археология - те разделы богословия, которые, так или иначе, требовали от семинаристов научного подхода и практического мышления. Вместо этого расширялось преподавание священного писания и классических языков - излюбленных средств против крамолы, насаждаемых обер-прокурором Синода Д.А.Толстым, и в светских учебных заведениях.

Из библиотек изымались все издания, которые, по мнению Синода, "не имеют никакого отношения к образованию и потому, представляющиеся излишними" или "по содержанию и направлению своему могут быть более вредны, чем полезны для обучающегося юношества". В первую группу попали менделеевские "Основы химии", сочинения Немировича-Данченко, "Очерки бурсы" Помяловского, книги Гюго. Во вторую - труды Сеченова, Спенсера, книги Салтыкова-Щедрина, Добролюбова, Некрасова, Шевченко, Писарева и других [4].

Эта, с позволения сказать, реформа духовной школы явилась основой для будущих преобразований в светской школе.

В положении о начальных народных училищах были установлены следующие учебные предметы: закон Божий, чтение, четыре действия арифметики, церковное пение. Председателем губернского училищного совета становился епархиальный архиерей. Все решения совета были окончательными и передавались попечителю учебного округа лишь для сведения.

Как видно, вся система народного образования контролировалась и управлялась при решающем участии духовенства. Упоминавшийся уже Д.А.Толстой совместил к этому моменту две должности - обер-прокурора Синода и министра просвещения. Главную цель образования он видел в " воспитании юношества в духе истинной религии".

Влияние церкви было несколько подорвано в 1860-х годах, когда под высочайшим контролем развернулись работы по созданию сети земских народных училищ. Такие училища особенно охотно учреждались на местах, так как земства развернули свою систему подготовки учителей и даже выделяли небольшие средства на оплату их труда, в результате чего содержание земского училища обходилось общине дешевле, чем училища министерства просвещения или церковноприходской школы [5].

Земские училища сильно беспокоили церковные власти, ведь именно в них шли учителя-подвижники, энтузиасты, несшие с собой определенные элементы демократизма и свободомыслия.

Церковь была вынуждена усилить нажим на школу. Для этого было создано Особое совещание по наблюдению за нравственным влиянием школы. Решение этого совещания наглядно отображает позицию официальное церкви, ее взгляд на систему образования: "задача первоначального обучения не так сложна, чтоб улучшенные педагогические приемы были для нее безусловно необходимы, - она заключается в том, чтобы научить детей читать, писать, считать и молиться Богу, и потому могла бы преимущественно быть вверена духовенству" [6].

К счастью, несмотря на все усилия Синода, земская школа, как и народное училище министерства просвещения, устояла.

В начале XX века церковь продолжала спор с передовой светской культурой и пыталась расширять сеть церковноприходских школ, несмотря на чрезвычайно низкий уровень преподавания в них арифметики и других общеобразовательных дисциплин.

Обращаясь ко дню сегодняшнему, можно заметить, что на волне возрождения лучших традиций отечественной школы, многие пытаются представить эти традиции в виде самого широкого внедрения христианства вообще, и православия в частности, в учебный процесс.

Спору нет, большинство верующих России - православные. Однако вряд ли стоит забывать о значительной доле мусульман, протестантов и приверженцев иных исповеданий на всей территории от Балтики до Тихого океана. Тем более что даже внутри самого православия не преодолены противоречия между Московской патриархией и так называемой Зарубежной Русской православной церковью.

Засилье миссионеров различных экзотических религий, пытающихся прорваться в наши школы, и ищущих путь к каждому человеку, к взрослому и ребенку, вызывает совершенно естественное беспокойство и учителей, и родителей. Но не являются ли попытки православной церкви внедриться в учебный процесс формой такого же миссионерства? Просто из-за того, что православная религия является более привычной, эти попытки не вызывают такой настороженности. Но справедливо ли это?

Оставив за скобками претензии православия на роль государственной религии в нашем многонациональном и многоконфессиональном государстве, рассмотрим некоторые аспекты проникновения христианства в школу.

Роль христианства замечательно показывает такой тезис Ф.Ницше: "Христианство лишило нас урожая античной культуры. Позднее отняло у нас жатву культуры ислама. Чудесный мир мавританской культуры ... был растоптан ... и почему? А потому, что он говорил Да жизни - жизни со всеми редкостными и утонченными прелестями мавританской культуры!.. Потом крестоносцы сражались с культурой, перед которой им приличнее было бы пасть ниц... Церковь вела ожесточенную борьбу со всем благородным, что только есть на земле" [7].

Вероятно, для оппонентов из числа приверженцев православной веры авторитет Ницше окажется недостаточным. Но что говорят по этому поводу "учебники" православной веры?

Главный вопрос - для чего живет человек? Если обратиться к книге "Основы православия", изданной в 1987 г., узнаем что "познание бога - вот задача и цель человеческой жизни". Вряд ли можно всерьез относиться к такой концепции образовательной деятельности.

А сопоставление знаний, полученных в курсе естественнонаучных дисциплин с такими, к примеру, определениями: "болезнь есть дьявольские путы" и "человек, искупленный от греха и зла, избавляется от болезни" неизбежно приводит школьника к мысли о лживости одного из подходов или, что хуже того, толкает его на путь лицемерия. Что может сказать ребенок, уже знакомый с самыми элементарными, даже бытовыми, понятиями биологии, услышав следующее откровение из той же книги: "Когда заболевает христианин, он должен сознавать, что болезнь его вызвана грехом"? [8] Или, наоборот, школьник, познакомившийся на ранней ступени обучения с законом Божьим, с каким багажом он придет на занятия по естественным дисциплинам?

Что же касается общепринятых тезисов о высокой нравственности и гуманизме христианства, то тут тоже возникает ряд сомнений.

Известный Декалог или Десять заповедей Моисеевых. Первые четыре из них требуют жертвовать любовью к человеку во имя любви к Богу. О нравственности здесь явно говорить не приходится.

Остальные шесть заповедей описывают элементарные правила человеческого общежития и действительно могут выступать в качестве некоего нравственного кодекса. Однако трактовка этих заповедей самими православными весьма оригинальна. Так, заповедь пятая "Почитай отца своего и мать свою" растолковывается в "Первой книжке по закону Божию для детей" как необходимость любить и почитать родителей, начальников, духовного отца и всех старших по возрасту [9]. Не слишком ли широкий диапазон лиц, достойных любви и почитания?

Источником гуманизма принято считать новозаветные заповеди блаженства. При этом обычно вспоминают "врага своего" и "подставь и другую щеку", но забывают следующее: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир принес Я, но меч. Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня" [10].

Те ли это традиции, которые надо возрождать в школе наше непростое и неспокойное время?


Suum cuique.
 
Ledi_IndigoДата: Вторник, 04.09.2007, 02:22 | Сообщение # 2
Тёмная Леди
Группа: Адепты
Сообщений: 886
Статус: Offline
Родителям о религии и школе

1. Принципы светского школьного образования.

Цель школьного образования – снабдить ребенка набором естественнонаучных и гуманитарных знаний, необходимых для жизни в современном обществе и для понимания природных, социальных и техногенных процессов, с которыми имеет дело современный человек.
Школа должна также развить у ребенка навыки использования полученных знаний и навыки самостоятельного дополнения ранее полученных знаний. Соответственно, школа должна давать ребенку научно обоснованную картину окружающего природного и социального мира и формировать у ребенка рациональное, самостоятельное, критическое мышление.
Естественно, школьное образование должно включать рационально организованные науки о человеке – о его теле, его психике, его взаимоотношениях с окружающими людьми и обществом в целом.

2. Принципы церковного обучения.

Цель церковного обучения – привить ребенку догматические представления об устройстве природы и общества, о свойствах человека, а также о правилах поведения и мышления верующего данной церкви. Ребенок должен быть приучен к безоговорочному послушанию церкви и ее представителям, к участию в церковных ритуалах и к вере в действенность этих ритуалов.
Церковное обучение предполагает воспитание некритического отношения к сообщаемой информации. Церковный преподаватель добивается от ребенка устойчивой реакции отказа от любой рациональной проверки церковной догматики, отказа от попыток сравнения сообщенных ему догматических положений с иными мнениями.
В результате церковного обучения, ребенок должен безусловно принимать за истину любые сообщения, исходящие от церкви, и также безусловно считать ложью любую информацию, противоречащую этим сообщениям.

3. Формирование мировоззрения ребенка.

Мировоззрение ребенка формируется как идеальными, культурными представлениями, так и представлениями о материальной действительности. Понимание грани между культурной идеализацией (присутствующей в религии и искусстве) и жизненной реальностью (с которой человек имеет дело на практике) - это ядро рационального, адекватного мировоззрения.
Если культурные представления начинают вытеснять представления о действительности, то человек лишается способности адекватно действовать в реальном мире: окружающая действительность замещается в его сознании идеальной картиной культурного мифа.
Если юноша предлагает девушке руку и сердце – это нормальное действие в рамках культурного мифа и свойственных ему аллегорий. Но если он попытается выполнить то же самое в действительности, путем анатомической операции, это будет уже явной патологией.

4. Религия в семье.

В каждой семье имеются свои мировоззренческие принципы. Они могут быть основаны на какой-либо религиозной или атеистической системе, могут быть смешанными (если родители придерживаются разного отношения к религии), а могут быть безразличными – если в семье не принято придавать значение религиозным проблемам.
При наличии религиозной компоненты в школьном образовании, неизбежно возникает противоречие между отношением к религии в семье и в школе.
Противоречие возникает даже в случае, если мировоззрение семьи имеет то же название, что и религия, которая преподается в школе. Если даже семья считает своей религией христианство, это совсем не то христианство, которое будет преподаваться ребенку в школьном курсе «закона божьего», «христианской культуры», «уроков библии» или «основ православной культуры».
Христианство внутри семьи совершенно иное, чем в системе церковной катехизации (исключение составляют немногие семьи ортодоксов, где вероучение ставится на первое место, а ребенок посещает специальную воскресную школу и подвергается всей совокупности ритуалов и процедур, предписанных церковью).
В обычной христианской семье имеется представление о Боге - Творце, как о высшем существе и о Христе, как провозвестнике норм общечеловеческой морали (быть честными, любить ближних и т.п.). Исполняются отдельные культурные ритуалы, некоторые из которых связаны с посещением храма (как места, специально предназначенного для этих ритуалов и связанного с определенными поверьями). Представление о действительном устройстве мира формируется по научно-популярным источникам, а религиозные представления существуют в другой, социально-культурной плоскости. Библейская история воспринимается, как поучительный миф, состоящий из аллегорий и притч, но не как реальное положение дел.

5. Религия в школе.

Школа – это место, где учат, где дают знания и навыки. Такова социальная роль школы, и таково представление о школе и у родителей, и у детей, и у преподавателей. В школьной программе не может быть ничего «просто так». Даже поход в парк, в музей или в театр служат цели обучения – ребенка учат воспринимать эстетику природы и эстетику искусства, видеть их общее и их различие, понимать связь одного с другим.
Если он не научится этому – то будет обделен в жизни чем-то очень важным.
Ознакомление с религией в школе, соответственно, должно учить ребенка восприятию разных религий в контексте многогранной мировой культуры, искусства, связи человека с природой и со своей очень непростой историей. Создание такого курса религиоведения представляет собой сложнейшую задачу закладки фундамента для взаимопонимания людей с совершенно разными взглядами на жизнь. Человек с таким багажом знаний о религиях всегда сможет взглянуть на свою жизнь, на свои поступки и мотивы с разных сторон, в том числе – и с позиции любого другого человека, с которым сведет его судьба.
К сожалению, эта задача пока не решена. Школа не знает, как этому учить.

6. Церковь в школе.

Не может рассказать об архитектуре огромного здания тот человек, который всю жизнь, сидит в одной из его комнат, не выходя на улицу. Он просто никогда не увидит здание в целом. Не может церковь ознакомить с религией, как с явлением – она не видит этого явления. Будучи институтом какой-то одной религии, церковь не способна взглянуть на многоплановый феномен религий извне, со стороны общества. Она может только обучить своей религии, обучить своему узкому и ограниченному взгляду из одной комнаты огромного причудливого здания.
Эта аналогия между церковью и комнатой в здании, может быть очень полезна родителям при оценке возможных последствий появления в школе представителей церкви или же курса религиоведения (религиозной культуры), построенного по церковным принципам.
Для церкви по-настоящему реален строй церковной жизни, определяемый вероучением и традицией (преданием). Природа, общество, наука, искусство – не более, чем вид из окна. Плоская кричащая картинка, которую иногда вообще лучше закрыть шторами.
Церковный курс религиоведения не знакомит с религией, как с важной частью культурной жизни и философского осмысления реальности. Церковный курс обучает пониманию одной своей религии, как единственной реальности, на краю которой лежит неправильный «светский» мир, неуклюже намалеванный безбожным художником - эскапистом.
Такое обучение годится для ребенка, который всю свою взрослую жизнь проведет в монастыре или церковной общине. В любом другом случае, такое обучение будет для него не только негодным, но и опасным.

7. Опасность церковного обучения.

7.1. Влияние на психику ребенка.

Церковное понимание религии вызывает смещение границы восприятия реального и идеального. Идеалы вероучения предстают, как единственно должная, абсолютная реальность, а окружающая социальная и физическая действительность воспринимаются во многом, как греховное наваждение. Психика ребенка развивается параллельно в двух мирах – «церковном» (правильном и настоящем) и «материальном» (неправильном, фантастическом).

7.2. Влияние на интеллектуальное развитие ребенка.

Будучи в значительной мере отучен от осознанного общения с социальной и физической действительностью, ребенок не приобретает навыков исследования действительности и не развивает свои познавательные способности. Значительная часть его волевых ресурсов уходит на субъективную изоляцию от действительности, на подавление естественного стремления познавать мир.

7.3. Влияние на здоровье ребенка.

Церковная антропология, догматическое учение о падшей (и нуждающейся в спасении) человеческой природе, находится в противоречии с действительным строением тела, разума и эмоций человека. Попытка соответствовать церковному учению приводит к постоянной тревожности, нервному напряжению, психической декомпенсации. Такое состояние нервной системы в любой момент может привести к органическим расстройствам. Наиболее опасным это становится в период полового созревания и приобретения первого сексуального опыта (особенно в случае, если подросток не получил элементарных теоретических знаний о человеческой сексуальности). Огромное расхождение между принципами церковной антропологии и собственным чувственным опытом могут вызвать психологический шок и тяжелые комплексные (психофизические) расстройства, порой даже неизлечимые.

7.4. Влияние на социальную адаптацию.

Современная свободная культура досуга и развлечений несовместима с правилами, предписанными церковным учением. Если человек с детства обучен соблюдению этих правил, он не только не может участвовать в обычных формах досуга, но даже не в состоянии общаться со сверстниками на любые обычные для них темы – от бытовых до интеллектуальных. Обилие «неправильных» составляющих в телепередачах, кинофильмах, новостных программах и интернет сайтах, приводят к тому, что человек выключает себя из общекультурной среды и из социума. Постоянный конфликт между естественной тягой к коммуникации и укорененными в психике церковными запретами, вызывают состояния тревожности, которые могут далее развиться либо в тяжелое заболевание, либо в привычку к асоциальному поведению.

7.5. Профессиональные ограничения.

Во многих современных профессиях человек имеет дело с теми проявлениями физической и социальной реальности, которые с позиций церковного учения признаны либо несуществующими, либо недопустимыми. Таковы сфера современного искусства, большинство видов социальной работы в коллективах, научная деятельность в естествознании, значительная часть отраслей медицины. Во многих случаях даже инженерная деятельность и деятельность программистов является несовместимой с правилами, предписанными церковным учением о морали. Человек, получивший в школе церковное образование, либо вообще не сможет работать в этих областях, либо будет подвергаться риску потери работы из-за несовместимости своих церковных принципов с требованиями профессиональной деятельности.

8. Социальные риски вследствие церковного образования

8.1. Риск межрелигиозных и межэтнических конфликтов.

Церковное обучение неизбежно приводит к представлениям о порочности всех иных религий, а в случае, если церковь является этноконфессиональной (как например русская православная церковь) – то и к представлениям о порочности этнических групп, которые тяготеют к иным конфессиям (например, кавказцы, евреи, негры, китайцы, американцы и западные европейцы). На фоне психологической декомпенсации, эти представления неизбежно снижает порог конфликтности и, как правило, исключает возможность нормальных отношений с представителями других культур, религий, рас и этносов.

8.2. Риск сексуальных расстройств и патологических извращений.

Сочетание церковных представлений о греховности «плотских» - т.е. физических сексуальных контактов и отсутствия объективных знаний о человеческой сексуальности, легко может разрушить психику человека (особенно – в подростковом возрасте). Отсутствие нормальных сексуальных реакций приводит к неосознанному поиску суррогатов сексуального удовлетворения. В этом качестве могут оказаться как сравнительно безопасные формы, например, увлечение порнографией, так и опасные – склонность к причинению боли себе или половому партнеру, к сексуальному насилию и жестоким способам использования беспомощности партнера. Такая склонность легко перерастает в сексуально-религиозные психозы, когда больной представляет себя или своего партнера в роли жертвы в мифологическом сюжете, стойко отпечатавшемся в его психике в результате обучения религии в школе.

8.2. Риск психологической несовместимости.

Несоответствие между церковными правилами и основами современной свободной культуры, неизбежно приводят к конфликтам в семье и на работе. Непонимание окружающими причин аномального, агрессивного поведения человека с церковным воспитанием, вызывает эффект полной психологической несовместимости. Человека начинают считать умственно, психически или сексуально неполноценным, что приводит к его социальной изоляции в обычном коллективе. В интимных отношениях, как правило, происходят ссоры, вспышки насилия на почве ревности (усиленной индуцированным чувством сексуальной неполноценности и церковными представлениями о границах дозволенного в эротическом поведении), что в итоге приводит к разрушению семей. Нередки также случаи распада семей из-за склонности людей, получивших церковное обучение, к жестокому обращению с детьми в попытках привести их поведение и стремления к одобряемым церковью стандартам.

8.3. Риск депрессивных или истерических расстройств.

Комплексная социальная неустроенность человека, получившего церковное обучение, неизбежно вызывает чрезмерную нагрузку на его психику. Как правило, такой человек либо замыкается в себе, либо наоборот, проявляет склонность к неконтролируемым выбросам негативных эмоций в присутствии большого количества людей. Первая тенденция может приводить к клиническим депрессивным состояниям, вторая – к клинической истерии.

8.4. Риски вовлечения в асоциальные и криминальные группы.

Не имея возможности адаптироваться в нормальном современном обществе, человек, имеющий церковное обучение, легко попадает в группы, объединяющие людей с аналогичными проблемами. Иногда эти группы являются замкнутыми общинами с архаичными внутренними правилами, а в других случаях – экстремистскими братствами с идеологией религиозного фундаментализма. Нередко создание таких групп инициируется организованной преступностью, радикальными политиками или террористическими организациями.

8.7. Риск алкоголизма и наркомании.

Употребление алкоголя или наркотиков нередко выступают в качестве средства субъективной компенсации неразрешимых проблем в отношениях с обществом. Кроме того, для человека, получившего церковное образование, это наиболее простой способ избавиться от постоянного нервного напряжения и от болезненного ощущения декомпенсации в психосоциальной и сексуальной сфере. Облегчение, наступающее после приема алкоголя или наркотика запоминается, и употребление этих веществ из разового действия превращается в регулярное, приобретающего характер рефлекторной реакции на любую новую проблему. Далее происходит комбинированное (психологическое и физиологическое) привыкание к выбранному препарату. В результате человек утрачивает какой-либо интерес к реальной жизни и полностью концентрирует свое внимание на поиске очередной порции алкоголя либо дозы наркотика, т.е. становится клиническим алкоголиком или наркоманом.

9. Практика защиты прав ребенка в сфере религии и атеизма.

Выше были рассмотрены негативные последствия, к которым приводит церковно-ориентированное преподавание религии в школе. Все эти последствия известны специалистам уже достаточно давно. Именно поэтому в большинстве цивилизованных стран хотя и допускается факультативное обучение религии, но при этом строго соблюдается принцип отделения государственных и муниципальных школ от церкви.
В ряде стран Восточной Европы, церковное обучение в школе допускается по политическим или идеологическим соображениям. В России обучение такого рода формально запрещено конституцией – ст.14, ст.19 п.2., ст. 28, ст.29 п.2., 3. и двумя законами («об образовании» - ст.1 п.5., ст.14 п.4. и «о свободе совести и религиозных объединениях» - ст.3. п.5, 6., ст.4. п.2.). Тем не менее, из-за государственного протекционизма в отношении Московской патриархии Русской православной церкви, конституция и законы часто игнорируются.
С академической точки зрения, в случае введения уроков обучения религии в школе, родители могут обратиться в суд с требованием запрета таких уроков. Все правовые основания для этого имеются. При этом, однако, достаточно велика вероятность, что иск принят не будет. Более действенным способом будет пакет исков от нескольких родителей, но и в этом случае объективное рассмотрение дела не гарантировано.
В настоящее время обучение религии (т.н. «основам православной культуры») формально является факультативным. Самая простая рекомендация для родителей – это просто не допускать присутствия своего ребенка на этих уроках. Факультативный характер предмета означает, что успеваемость по нему не отражается в аттестате и посещение уроков по данному предмету возможно только по желанию родителей и ребенка. Родителям следует твердо придерживаться позиции отказа от посещения их ребенком уроков обучения религии. При этом проще всего сослаться на принадлежность к другой конфессии, учение которой несовместимо с преподаваемой в школе религией. Если на родителей или ребенка в связи с этим со стороны администрации школы будет оказываться давление, будет уместно напомнить директору школы об ответственности по статье 282 уголовного кодекса РФ, п.2 (б). Эта статья предусматривает лишение свободы на срок от 3 до 5 лет за возбуждение религиозной вражды и пропаганду религиозной исключительности. Несмотря на низкую вероятность такой жесткой реакции правосудия, директор, скорее всего не захочет рисковать своей свободой ради «галочки» о вовлечении вашего ребенка в религиозную практику.
В действительности у администрации школы не так уж сильно желание подвергнуть вашего ребенка принудительному воцерковлению. Для школы это просто одно из неформально предписанных мероприятий, не требующих неукоснительного исполнения.
Как правило, достаточно родителям твердо высказать директору школы свою волю: «мы запрещаем участие нашего ребенка в любых уроках религии и других мероприятиях, связанных с религией» - и ребенок будет освобожден от всех этих мероприятий.

10. Несколько слов о гражданской позиции.

Надо иметь в виду, что церковь – это не только религиозный институт. Это еще и социально-политический институт. В религиозном смысле, цель церкви – распространять свое учение. В социально-политическом смысле цель церкви – получение максимального влияния в обществе, а распространение своего вероучения – лишь средство, с помощью которого эта цель достигается. Чем больше доля людей, подчинившихся церковному учению (т.е. либо присоединившихся церкви, либо согласившихся с ее влиянием) – тем больше политический вес администрации церкви, тем богаче ее лидеры, тем сильнее ее влияние на управление страной. В этом смысле церковь не отличается от любой другой радикальной политической корпорации.
Претензиям радикальных политических корпораций на власть противостоит в современном мире другой социально-политический институт – общественное мнение.
Если общественное мнение сильно – радикальные корпорации оказываются отброшены на обочину политической жизни.
Если общественное мнение слабо или отсутствует вовсе - рано или поздно одна из радикальных корпораций монополизирует область идеологии в стране, и возникает та или иная тоталитарная система, неизбежно ведущая страну к национальной катастрофе.
Можно сказать, что общественное мнение – это страж, охраняющий спокойствие и благоденствие народа. Но этот страж – не что-то постороннее, не купленный цепной пес и не наемный охранник. Этот страж – мы с вами, люди, живущие в этой стране. Мы и есть те, кто образует общественное мнение. Если мы не боимся открыто высказывать свои убеждения и действовать в соответствии с ними всегда (в быту, на улице, на работе, на выборах) – значит общество защищено. Если же мы боимся, молчим и бездействуем - то наши дети оказываются беззащитными, и никто в этом не виноват, кроме нас самих.


Suum cuique.
 
PiroДата: Пятница, 02.04.2010, 17:36 | Сообщение # 3
Посвященный
Группа: Орден
Сообщений: 44
Статус: Offline
По поводу церкви и образования...

В четвертых классах более чем тысячи школ 19 регионов России начинается преподавание нового предмета "Основы религиозных культур и светской этики". Курс, включающий в себя шесть вариантов: основы православной, исламской, буддийской, иудейской культур, основы религиозных культур и основы светской этики, еще не начавшись, подвергся нареканиям заинтересованных в нем сторон. Некоторые представители РПЦ уже призвали свернуть педагогический проект, стартовавший по распоряжению президента Дмитрия Медведева.
Особенное раздражение вызвал выбор, сделанный родителями учеников. В целом ряде преимущественно русских по населению регионов, таких как Курганская, Новосибирская, Томская и Свердловская области, Красноярский край, предмет "Основы православной культуры" выбрали для своих детей лишь 18–20% родителей. "Я уже объехал более половины из 19 регионов, картина везде одна и та же, за исключением национальных республик", – признал на пресс-конференции 18 марта протодиакон Андрей Кураев, автор учебника по данному предмету. В Пензенской области, а также в некоторых других городах, опять же преимущественно русских регионах, по его словам, вообще "ноль желающих изучать православие".

Подтверждает эту тенденцию и статистика издательства "Просвещение", выпустившего тираж всех учебных пособий для данного предмета. Из заказанных ему по результатам волеизъявления родителей 327 тыс. учебников лишь 83 тыс., или 25%, пришлись на "Основы православия", тогда как на "Основы светской этики" – 123 тыс., на схожий светский предмет "Основы мировых религиозных культур" – 58 тыс., что в сумме дает более 55%.

В оценке этих нелестных для них цифр многие представители РПЦ были весьма резки. Руководитель информационно-издательского управления Синодального отдела по делам молодежи иеромонах Димитрий (Першин) сделал вывод: "Это означает, что здесь имеет место нечестная игра". Референт того же отдела Никифор Кулаковский назвал это "массовой фальсификацией". Протодиакон Андрей Кураев – "мухляжом" чиновников, "саботажем Министерства образования" и даже "политическим заказом одной из кремлевских башен, которой выгодно занизить рейтинг Русской православной церкви". Уже осенью он планирует добиться "переголосования", дабы отменить эти "неподходящие результаты".

Логика удивительная – если статистика не нравится, значит, цифры просто "неправильно подсчитаны" и их надо пересчитать, сделав внушение, чтобы считали "так, как надо", и чтобы результат подсчета оказался "тем, который нужен". Это – пример оправдан, учитывая, что речь идет о школах, – походит на попытку подогнать решение задачи под уже готовый ответ. Подогнать число реально православных в нашей стране под озвучиваемую последние месяцы все теми же представителями РПЦ статистику, что так или иначе к ее пастве якобы относят себя более 70% граждан России. Что не подтверждают ни данные посещения храмов на Рождество и Пасху, ни реальная статистика общественной жизни. И тогда в ход идет довод – "а это просто от нас скрывают, неправильно считают, стремятся занизить политический рейтинг РПЦ".

Подсчитанное по стране число верующих все чаще пытаются превратить в некое подобие политических выборов, конвертируя в некий "рейтинг РПЦ" или "рейтинг доверия Патриарху", уже на основании которого подаются заявки на ведущую роль в обществе и в переговорах с властью. Отсюда и раздражение всякий раз, когда реальное волеизъявление людей показывает расхождение с желаемой статистикой, и требования "пересчета голосов". А проблема-то лежит в другом – в том, что вместо реального воцерковления людей им, да и всем нам, просто предлагается поверить в "подсчитанные" кем-то данные о том, что на самом деле практически мы все уже так или иначе православные.


Коль любить, так без рассудку,
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так сгоряча,
Коль рубить, так уж с плеча!
Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой!
 
Визардиум » Общий Раздел » Философия » Церковь и Образование
Страница 1 из 11
Поиск:

Замок Визардиум - Школа Магии
Copyright MyCorp © 2016 Конструктор сайтов - uCoz - шаблоны UCOZ